четверг, 7 июля 2016 г.

Мастера детектива. Борис Акунин "Нефритовые четки", "Весь мир театр"

Если вы еще не читали Акунина, "Нефритовые четки" - это прекрасная возможность начать знакомство с его творчеством.
Если вы начинали читать, но вам не понравилось, у вас есть возможность изменить мнение. Его маленькие вещи легче и изящнее крупных, стиль отточен до совсем уж невообразимого совершенства. 

Книга имеет подзаголовок «Приключения Эраста Фандорина в XIX веке». Главное в этой книге - нет той тяжелой печали об ушедшей, безвозвратно утраченной России, которая многим отравляет чтение романов о приключениях сыщика Фандорина.

Автор посвящает книгу десяти писателям, под которых стилизованы рассказы и повести в сборнике: 
Санъютэю Энтё 
Эдгару Аллану По 
Жоржу Сименону 
Роберту Ван Гулику 
Артуру Конан Дойлю 
Патриции Хайсмит 
Агате Кристи 
Вашингтону Ирвингу 
Умберто Эко 
Морису Леблану 

Сборник рассказов и небольших повестей раскрывает читателю, где был и что делал Эраст Петрович в промежутках между делами, описанными в предыдущих книгах серии, а так же отвечает на вопросы: откуда взялись нефритовые чётки, с которыми герой никогда не расставался? Почему на знаменитом портрете Фандорин изображён в мундире студента Института инженеров путей сообщения? Почему его назвали Эрастом? 

Один рассказ, «Сигумо», уже появлялся в «Кладбищенских историях», остальные произведения совершенно новые. Иногда рассказы перекликаются с романами: «Чаепитие в Бристоле» рассказывает о том, как Фандорин стал популярным частным детективом в Европе, а в «Скарпее Баскаковых» Фандорин знакомится с Ангелиной, которая станет его возлюбленной в романе «Декоратор». Щелчок Эраст Петрович отправляется в Америку и в села староверов, знакомится с Шерлоком Холмсом и с Арсеном Люпеном…


Много рассказывать об этом сборнике не буду, т.к. уже о каждом рассказе говорилось в заметке "Книги про Фандорина". 

"Весь мир театр"

Действие происходит в 1911 году, в Москве. В одном из московских театров происходят преступления, Эраст Петрович пытается раскрыть их и одновременно завоевать сердце любимой актрисы. Фандорин наконец-то влюбился - если раньше он лишь позволял женщинам любить себя, не "вспыхивая" в ответ, то теперь все изменилось, как при трагических событиях 35-летней давности. Ради любимой Эраст Петрович сделал невозможное - сочинил пьесу из японской жизни, написав ее белым стихом. Эта пьеса приводится Борисом Акуниным в конце, как приложение к роману. Заканчивается роман женитьбой (точнее, гражданским браком) Фандорина на Элизе Луантэн. 


Вот, что сказал сам автор о концовке романа: «Здесь речь идет об очень специфической форме брака - когда супружеская пара является не одной командой, работающей на кого-то одного, а союзом творческих личностей, у каждого из которых свой Путь. Тяжелый случай и, по-моему, почти безнадежный. Хотя исключения истории известны». 

Мне хочется отметить, что книга "Весь мир театр" больше наполнена душевными терзаниями героев, их чувствами, переживаниями, чем ловкими детективными операциями. Хорошо это или плохо судить вам. Но я книгу прочитал с интересом, однако замечу, что Фандорин стареет... и в книге это отображено. 

Интересно, что в первый день продажи книги читателями было раскуплено по 300-500 экземпляров в каждом крупном московском магазине. 

Вот отрывок из интервью с автором: 

Корреспондент: "В романе сказано, что актеры часто страдают рефлекциоманией - не могут находиться в помещении без зеркал. Интернет не знает слова "рефлекциомания". Это редкий термин? 
Акунин: Чрезвычайно редкий. Я сам его придумал." 

Художник книги Игорь Сакуров, наверняка не без ведома автора, придал многим героям портретное сходство с нашими современниками. Когда роману не хватает той интертекстуальной подкладки, что была в «Нефритовых четках», предыдущей книге из фандоринского цикла, приходится довольствоваться более доступными телезрителям и читателям новостей аналогиями. Так, меценат Шустров, у которого, в отличие от других «квелых» российских бизнесменов, есть «энержик», на иллюстрации похож на Романа Абрамовича, а знакомый по «Любовнику смерти» Сенька - на Сергея Есенина. 
                                         

Дальше еще шустрее: актриса Регинина - вылитая Фрейндлих, Клубникина - Догилева, Дурова - Германова, Простаков похож на Евгения Леонова.

Напомню, что любую из книг так называемого "Фандоринского цикла" можно взять почитать на абонементе научной и художественной литературы НБ МГУ.