понедельник, 21 марта 2016 г.

Одна из 100 главных фантастических книг - "Мальвиль" Роберта Мерля

Давно я не писала о книгах по фантастике. Вот решила наверстать. Книгу, которую я выбрала  журнал "Мир фантастики"внес в списки "100 главных фантастическх книг". Правда, абсолютно загадочным для всех образом этот великолепный образец постапокалипсиса очутился в разделе "Научной фантастики". Но достоинств Р. Мерля как рассказчика и "Мальвиля" как романа это нисколько не умаляет.



Название "постапокалипсис" жанр, в котором написана книга, получил сейчас, а вот роман написан значительно раньше, чем появилось это название - в 1972 году. Сюжет книги описывается одним предложением - на Земле шла нормальная жизнь, начиналась весна, а потом внезапно случилась ядерная война, и немногие выжившие люди начали заново строить человеческую цивилизацию. Такой себе возврат к первобытному обществу с рюкзаком современных знаний. Однако от прочих книг с похожим сюжетом "Мальвиль" заметно отличается.

В нескольких словах о сюжете книги. 70-е годы прошлого века. Мир уничтожен взрывом литиевой бомбы. Радиации нет, но и выжило ничтожно мало. Деревья, травы, посевы, люди и звери, которые находились в момент взрыва на открытой местности, были выжжены в мгновение ока. Лишь кое-где случайным образом удалось уцелеть горсткам людей. Они вынуждены начинать жить по-новому. В мире, где больше нет электричества, связи, докторов и машин. Где лошадь стоит дороже, чем раньше коллекционный ролс-ройс и купить ее нельзя ни за какие деньги, ведь их ценность сошла на нет. И в этом мире остается всего одна цель - выживание.

Главные действующие лица романа спаслись очень по-французски: в момент взрыва они разливали вино в глубоком подвале замка Мальвиль. Они одни из немногих уцелевших, которые пытаются выжить не благодаря разбою и покорению таких же уцелевших счастливцев (или все-таки несчастных?), а создав аграрное общество, способное прокормить себя без ущерба для окружающих. Благо, что во время катастрофы случайно уцелело немного домашнего скота и припасов.


В этом постапокалипсисе нет привычного экшена - здесь не выпрыгивают из-за угла зомби и прочая мутировавшая от радиации нечисть. И даже сцены междоусобиц между бывшими соседями не столь захватывающие и волнующие, как человеческие драмы, разыгрывающиеся на помостках Марвиля. Ведь помните, что страшнейший враг человека - это сам человек? Это правило действует и в обществе постапокалипсиса.

С другой стороны "Мальвиль" - полигон для создания идеализированной коммуны, авторского социального эксперимента, в ходе которого возможность совершения ошибок даже не рассматривается. Пожалуй, только эпизод, когда героям предстоит справиться с последствиями взрыва в виде иссушающей жары имеет отношение непосредственно к выживанию. А дальше, дальше в романе сплошная идиллия. Даже отстрел бандитских групп не слишком большая трудность - будто господа выехали на охоту. Бандиты исключительно тупы и злобны, чтобы просто попросить поделиться, а герои со всех сторон хороши и не придерешься.
Единственное, что омрачает благостную картину, это малое количество женщин. Решению этого животрепещущего вопроса посвящена значительная часть романа. Как же так, ведь если у одного будет женщина, а другим останутся только их собственные конечности, это приведет к раздорам внутри коллектива! Проблема решается обобществлением женщин. Естественно, с оговоркой, если женщина сама того пожелает. Женщины желают, а те, что сначала не желают, в конце концов все равно приходят к пониманию и входят во вкус. И все снова хорошо. Воздержусь от оценки непосредственно такого рода общества, улыбку вызывает то, как все легко и просто происходит у автора. И, конечно, мужское братство Мальвиля - те еще забавники, такие мудрые и понимающие, но, видимо, настолько падкие до плотских утех, что идея воздержания им даже не приходит в голову, даже в постъядерном мире. Автор, в свою очередь, тоже почему-то не пытается объяснить любвеобильность своих персонажей хотя бы снижением риска близкородственных связей будущего потомства.


«Мальвиль» напоминает прозу прежних веков – неторопливое, подробное повествование, с особым вниманием к деталям, полное чувств и воспоминаний. Да, это еще одна старомодная книга – даже для своего 1975 года. Неторопливость повествования придает ему особую убедительность, «эффект присутствия». Как медленно пробуждается в людях Мальвиля надежда, как постепенно восстанавливают они хозяйство и быт, так и читатель продвигается по тексту.

Герои - разные, интересные и нет, со своими историями и характерами - вот чего в книге действительно много. И они все живые, настоящие - Мейсонье, Тома, Мьетта, Мена, Жак, Кати, Марсель... Нет таких однобоких "героев-героев" и "злыдней-злыдней". И чем больше было прочитано, тем яснее становилось, как же страшно и реально все это преподносится - разрушение основ жизни, выдвижение на первый план завоевательных наклонностей мужчин и насилие над женщинами и неизвестность, полнейшая неизвестность. Но как в конце каждого тоннеля виден свет, так и в своей жизни такую путеводную звезду находит каждый выживший - для кого-то это Эмманюэль, для кого-то - дети, для кого-то - желание стать предводителем рода человеческого. И именно размеренность описания и будничность языка создают реальные образы людей и событий.


Достаточно глубокая книга с многими подтекстами о человеке и той разрушительной силе, которая таится не в бомбе, а в теле из плоти и крови.

Желающие прочитать этот роман могут его взять на абонементе научной и художественной литературы НБ МГУ.