пятница, 16 мая 2014 г.

Вторая книга А. Турчинова - "Тайная вечеря"

Для того, чтобы полностью раскрыть творчество Александра Турчинова как писателя, расскажу и о втором его произведении - романе "Тайная вечеря".
Не последним стимулом в жажде к прочтению книг от Турчинова послужило и признание режиссера «Иллюзии страха» Александра Кириенко в том, что «Вечерю» он снимал бы с гораздо большим удовольствием, поскольку новый детектив динамичнее. Учитывая, что «Иллюзия страха» – чтиво на редкость нудное и пропитанное нездоровой психиатрией с уклоном в прилепленное сбоку припеку проповедничество, прогресс захотелось увидеть налицо.

Очень восторженные отзывы о "Тайной вечере" на сайтах издательств. Вот такие, например:

У новій книзі О.В. Турчинові „Тайная вечеря” автор неповторно впізнаваний для тих читачів, хто вже знайомий із попередніми його книгами. Адже сферою соціально-психологічних інтересів, іронічно-гротескною лаконічною манерою викладу і парадоксальними зіткненнями з пронизливою і просвітлюючою простотою Євангелія цей новий твір близький до видання раніше – „Иллюзия страха” (2004) і „ Свидетельство”, „Свідоцтво” (обидві 2006).

Загострено-реалістична та водночас містико-теологічна фабула „ Тайной вечери” переповнена складними і неймовірними детективними поворотами, а також насичена оригінальними трактуваннями – в широкому часовому спектрі – особливо значимих суспільних та особистісних проблем, які актуальні і в національно-українському, і в загальнолюдському вимірі. Все це піднімає нову книгу О. В. Турчинові на вищий ступінь не лише у творчій біографії творця „Тайной вечери”, але і в історії сучасної світової художньої літератури.

Читателю, только что взявшему эту книгу в руки, хочется пожелать: «Приятного аппетита». Поскольку книга Турчинова не читают, а… проглатывают за один вечер. Тем более, когда речь идет о «Тайной вечере». Оторваться нельзя до последней страницы. Мистика, философия, теология и детектив под одной обложкой… All inclusive – Все включено! Начинайте читать, сегодня Вам очень повезло. Что? Скрипнула дверь? Кажется, кто-то вошел? – Вполне возможно… Ведь между реальностью и иллюзией, между нашими фобиями и проблемами, между восторгом и леденящим кровь страхом, между миром живых и миром мертвых грань очень хрупкая и зыбкая.

Теперь пройдемся по самому сюжету, чтобы иметь более полное (а не только рекламное) представление.

Отметим сразу: прогресс и правда есть. Рецензенты не врут, расписывая в аннотации, что «мистический триллер» прочитывается на одном дыхании. И дело здесь даже не в том, что небольшая книга набрана крупным шрифтом, а половину ее занимают иллюстрации (зловещие Питера Брейгеля и каноничные Джотто) и евангельские притчи. Просто развитие сюжета для Турчинова в обеих книгах – дело второстепенное, призванное как-то обрамлять его личные философские изыскания, вложенные в уста очередному сумасшедшему герою. Посему на описание событий тратится аскетический минимум текста, что и придает динамики.

В «Тайной вечере» сюжет автор, не особо себя утруждая, стащил из Библии.

С первых страниц текста в центре событий – ялтинский бизнесмен с очень оригинальной фамилией Богач. Фигура, как и подобает герою графоманского романа с претензией на духовность, чрезвычайно лубочная: «самый навороченный на полуострове» джип, длинноногая молодая жена-идиотка («в трагедії не з‘являється»), жадный алкоголик-прокурор на подкормке, и вообще «на сходке крутейших и авторитетнейших бизнесменов Ялты» решили двигать Петра Петровича в народные депутаты «в округе, освободившемся от одного местного выскочки, которому месяц назад неизвестные отстрелили голову».

И вот 9 сентября 1999 года сей анекдотический персонаж отправляется подавать документы на регистрацию кандидатом, по-видимому, в Симферополь. Но благодаря подозрительному дьяволу в черном комбинезоне на черном мотоцикле, регулярно создающему аварийные ситуации на горной дороге, последовательно убивает сначала лобовым стеклом «голосующего» на обочине потрепанного рыжего инженера, а потом и себя апстену, простите, об одинокий столб. Только сам Богач еще не знает, что он уже того, а посему с какой-то радости забывает в разбитой машине мобильник и пешком топает до «частных хибар и хрущевок Большой Ялты», чтобы купить у прохожей телефонную карточку за последние 100 баксов и из телефонного автомата позвонить в собственную приемную. И тут узнает, что весь его бизнес за несколько часов накрылся, прокурора посадили, в городе работает комиссия МВД из Киева... и вообще. Чтобы ощутить всю динамику повествования, укажем: все эти события, которые в нормальном остросюжетном романе были бы красочно и со смаком расписаны, у Турчинова занимают несколько маленьких страничек. Увенчивается завязка чисто турчиновским пассажем: «Стало безумно страшно и невыносимо остро захотелось в туалет».

Тему сортира и прочей гадости вообще Александр Валентинович эксплуатирует с на редкость последовательным рвением. В «Иллюзии страха» главный герой в камере ведет позиционные бои за «толчок» с галлюциногенным бомжом и слушает лекции галлюциногенного профессора о том, чем «параша» отличается от «дючки». В «Вечере» одним из интерьерных персонажей палаты дурдома, где предстоит коротать дни Богачу, является огромный детинушка-«овощ» по имени Василек, который постоянно молча лежит на койке и так же молча гадит под себя, поддерживая неизменный уровень смрада в комнате. При этом гадящий детинушка, если верить автору, «просто знает то, о чем еще не догадываются все остальные». Что именно знает вонючий «цветок жизнедеятельности» Василек, Турчинов на протяжении всего романа уточнить так и не удосуживается, однако, видимо, это что-то важное, если позволяет так себя вести.

Кроме сортира, автор с особым наслаждением выписывает кровавые сцены. Начав свой нелегкий жизненный (или послежизненный) путь с кровавого пятна на лобовом стекле, Богач вскоре засаживает разделочный нож в задницу своему заму-предателю, после чего перерезает ему горло и оставляет кухонную утварь под левой лопаткой. После, побомжевав какое-то время, сам попадает под раздачу пятерых юных пацанов, насмотревшихся «кровавого шедевра из серии голливудских боевиков». Эти же пацаны сдают его ментам под видом «насильника» (!), а менты, тоже поизбивав для приличия, – в психушку под видом маньяка, который «убил, расчленил, засолил, а потом практически полностью съел свою жену». Из психушки Богач сбежит, задушив сопалатника и всадив ножницы в горло главврачу, а позже в поезде Симферополь-Киев убьет попутчика-киллера. Пояснением психологических причин подобных кровожадных действий героя автор себя не утруждает, как и составлением хотя бы приблизительного психологического портрета Богача. Вот стал с чего-то убивать – и все. Мол, не мы такие, жизнь такая. Сказано: «джип», «кандидат в депутаты», «жена-идиотка» – и читателю должно быть вполне достаточно.

Просматривается у Турчинова и по-ребячески наивная страсть к примитивной мистической нумерологии: 9 сентября 1999 года (дата аварии) переходит в номер заключенного Богача «9 С/1 999», под которым он фигурирует в конце повествования. Кроме того, «999» переворачивается – и получается «666», не требующее комментария! Само собой, на мотоцикле у дьявола тоже номер «АХ 666» (АХ – чтобы уже последний идиот догадался, что черный байкер – это Антихрист). Этими игрушками Александр Валентинович лишь обрамляет свои глобальные программные идеи, заложенные в романе: «Дарвин – сволочь», «Матрица грядет» и «Создадим райский траффик».

Первая излагается Богачу обитателем психушки по имени Всеволод Валентинович Валилов. Отчество, лысина, борода и научное звание профессора сразу наводят на мысль, что Турчинов писал персонажа с себя. Профессор-биолог некогда изучал труды Чальза Дарвина и в них не сомневался, защитил докторскую, но потом, удирая от любовницы через окно, звезданулся с третьего этажа и вдруг поверил в Бога. А посему рассказывает всем, что никакой эволюции не было, а была инволюция – мир был создан идеальным и компактным (мол, весь в ковчег уместился), а впоследствии не верившие в Бога мерзкие развратные людишки дегенерировали до свиней, обезьян и хищников, чем разнообразили фауну планеты. Видно, что идея Александру Валентиновичу очень нравится, однако он в ней еще не до конца уверен и побаивается реакции общественности. Поэтому хоть и излагается она последовательно, в нескольких главах романа, но на всякий случай – из уст психа, которого и в дурдом засадили, когда он пересекал границу с ломом и лопатой, планируя вырыть из могилы скелет «дьявола»-Дарвина и призвать его к ответу. Отсылки к ненормальности профессора выглядят несколько наигранными на фоне академичности его слов (вероятно, Турчинов вложил в беседы Валилова и Богача заранее подготовленную статью или проповедь в своей церкви), зато хотя бы формально отмежевывают автора от его персонажа.

Следующая идея опять же рождена в психушке, хотя ее носитель вроде как и не псих, а реальный пришелец из ужасного компьютерного будущего. Уникального варианта развития человечества, кроме как описанного братьями Вачовски и показанного в фильме "Матрица", Турчинов придумать не смог. Человечество, подключенное к системам жизнеобеспечения, живет в Интернете и мается там душевным сексом без любви. Единственное отличие от «Матрицы» – управляет миром все же не компьютер, а всемирные IT-корпорации. Ясное дело, разгорается Третья мировая война вежду корпорациями и «электронно-компьютерными силами ведущих государств». «Сотни миллионов людей заживо сгорели в своих норах из-за замкнувших кабелей, замерзли, задохнулись, умерли от жажды и голода, отключенные от систем жизнеобеспечения». И вот под конец войны, когда уже кажется, что хакеры из всесильного Пентагона всех торгашей добили, подкрадывается маленькая, черненькая, с рожками, вроде как давно уничтоженная корпорация с названием, конечно же, АХ 666. Ранее «производившая различные электронные ужастики и полулегально содержавшая порносайты для всевозможных извращенцев». И всех захватывает своим убийственным вирусом, и заставляет все человечество ходить на порносайты и грязно извращаться, а если не выполнил норму за месяц – расплавляет мозги. Ну и между делом присваивает каждому страшный персональный идентификационный код (что позволяет заподозрить автора в идейной близости с юродивыми «православными гражданами», до сих пор ходящими крестными хороводами против номеров из налоговой). Короче, согласно пророчеству Турчинова, «и Сотона там жжот онлайн».

Третий, и главный, программный документ «Тайной вечери» произрастает из райских кущей условной второй части. Герой этого повествования – тот самый захудалый рыжий инженеришка, которого сбивает Богач 9 сентября 1999 года. Фамилия его – Лазарев, чтобы читатель не слишком заморачивался на тему того, из какой же библейской притчи взят сюжет романа. Положительный персонаж не уступает отрицательному: жена кандидата химических наук Сергея Петровича бросила (ушла к хозяину пивного ларька!), из квартиры выгнала, а родной НИИ… правильно, закрывают, чтобы устроить в нем бордель! С последними пожитками он едет к другу в Крым, где его из Симферополя до Гурзуфа подвозит уже знакомый нам дьявол, ради исключительного случая сменивший мотоцикл на лимузин. Что характерно, внешне под данное Турчиновым описание дьявола без мотошлема (раскосые глаза с резко очерченными изогнутыми бровями, бородка, черная стянутая в лошадиный хвост копна волос и т. д.), удивительным образом подходит зять Тимошенко Шон Карр – тоже, между прочим, еще тот мотоциклист. Теологический диалог о свободе и благодетели между «аццким зятем» и блаженным химиком, которого тот склоняет к разработке наркотиков, умиляет своей затертостью и примитивностью. Однако же разозленный праведностью технического интеллигента Мефистофель высаживает его на перевале и, пересев на знакомую двухколесную метлу, устраивает упомянутую аварийную ситуацию.

Лазарев точно так же не в курсе, что он уже все, тем более что просыпается в медсанчасти и с наслаждением читает мысли (лобовое стекло помогло) ухаживающей за ним сексапильной медсестры. Медсанчасть принадлежит НИИ, который занимается изучением интеллекта, выявлением причин пороков, болезней и «преломляет исследования в создании новейших компьютерных технологий», и после выздоровления Лазарев устраивается тут на работу, не подозревая, что под видом института попал в рай.
Рай в понимании Турчинова чересчур напоминает НИИЧаВо из «Понедельник начинается в субботу» братьев Стругацких. Здесь тоже все веселые, работают на износ, питаются в столовках и ничем более не интересуются. Здесь тоже есть своя мистика – например, молодой ученый, который каждую ночь во сне попадает сюда из ада. Ад, чтобы никто не сомневался, расположен в Донецке. Здесь, в жизни, бедолага – круглый сирота без папы-мамы, живущий в коммуналке на окраине на нищенскую зарплату проектного института шахтного машиностроения, бесконечно болеющий («доходяга» – говорится в книжке). Добрый директор райского НИИ Гаврилов (архангел Гавриил?) ласково советует пареньку… не просыпаться в родном Донецке, а навсегда остаться в небесном институте. «Доходяга», понятное дело, так и делает.

Именно в стенах этого института и рождается проект программного «Интернетного прорыва» по-турчиновски. Вот так описывает его на Ученом совете некий профессор Панфилов:

«- Уважаемые коллеги, хочу обратить ваше внимание, что сегодня Интернет, весь нарождающийся глобальный виртуальный мир – становится центром борьбы добра и зла.

На экране, сменяя друг друга, высвечивались заставки самых разнообразных веб-сайтов. Некоторые из этих картинок просто шокировали своей низостью и аморальным изуверством…

- В Интернет вошел грех. А последствием и расплатой за грех есть смерть. Это аксиома. Следовательно, коллеги, такое развитие виртуального мира может рано или поздно привести к неминуемой смерти его пользователей.

Панфилов повысил голос:

- Мы предлагаем ввести в веб-пространство систему программных фильтров, которые остановят виртуальную грязь. Фактически – это адаптация морально-этических норм и правил, Законов Божьих, если хотите, для виртуального мира. Только это может обеспечить ему вектор безопасного развития и позитивного совершенствования…

Принцип функционирования предложенных нами фильтров… аналогичен работе антивирусных программ. Просто понятие «вирус» у нас значительно расширяется. В результате блокируется информация, не только разрушающая программное обеспечение, но и разум, сознание, душу…Безусловно, система предлагаемых нами фильтров и защитных программ не может навязываться насильно. Но добровольное их использование провайдерами, редакциями и администрациями всевозможных сайтов, без данных, отдельными пользователями, наконец, приведет к созданию – параллельно с существующим веб-пространством, - Виртуального мира разума и добра. Я подчеркиваю важность именно добровольного использования предложенных нами технологий. Каждый должен сделать свой выбор осознанно…и самостоятельно. Порочная личность такой выбор, безусловно, не сделает. Мы объединим людей в системы, не желающие потреблять грязную, зараженную грехом информацию. На определенном этапе развития необходимо будет отделить ВМРД от грязного веб-пространства, ибо последнее обречено, а перспективы развития ВМРД безграничны…»

Судя по сути прожекта, Турчинов уже в самом деле готовится к жизни внутри матрицы, причем с присущим ему масштабным мышлением сразу ориентируется на рукотворный программный рай. Собственно, вот эти не стесненные жалкими рамками реальности мысли и видятся главным месседжем романа.

А вот каким образом к повествованию относится Тайная вечеря, вынесенная в название, понять так и не удалось. Связанные с ней библейские притчи, чередующиеся с главами самого писания от Турчинова, расположены без какой-либо привязки к соответствующим главам. Предваряет по смыслу перипетии сюжета только одна притча – как раз о богаче и Лазаре (чтобы уже самые-самые тупые читатели поняли аллегорию романа). После библейского объяснения небесный Лазарев, исследующий в своем НИИ психологию убийц, заглядывает в окно подземельной камеры Богача (последнего круга ада для так и не зарегистрировавшегося кандидатом маньяка) и ничем помочь тому не может. Глубоко, нечего сказать. Во всяком случае, в метрическом измерении…


Вот такие разные отзывы и впечатления от книги, ее сюжета и героев!