среда, 5 марта 2014 г.

Виктор Гюго - "наиболее француз из всех французов"

Виктор Гюго
Чаще всего, изучая биографию Виктора Гюго, мы встречаем фразу - "Французский поэт, писатель-романтик, глава французского демократического романтизма". Энциклопедический ресурс даст в этом направлении самую исчерпывающую информацию. Я хочу заглянуть дальше основных этапов жизни и творчества и посмотреть на этого человека под другим углом зрения, именно как на человека, которому "ничто человеческое не чуждо". 
Виктор Гюго родился 26 февраля 1802 года в Безансоне. Отец Гюго, который родился в семье мастера столярного цеха, во времена Наполеона стал генералом. Мать писателя, напротив, ненавидела Наполеона и была роялисткой. Крёстными родителями ребёнка стали генерал Виктор Лагори и госпожа Мари Дезирье. В их честь мальчика назвали Виктор-Мари.

Семья Гюго часто переезжала, некоторое время они жили в Испании. После падения Наполеона, находясь в Мадриде, где отец был губернатором. 
Майор (впоследствии генерал) Леопольд Гюго был человек пылкий и страстный, мужчина того типа, который у итальянцев называется Messer Sempre Pronto – Господин Всегда Готов. Он был влюблён в жену и так часто пытался склонить её к исполнению супружеских обязанностей, что в скором времени это привело к размолвкам. Эту черту характера Виктор Гюго от отца унаследовал полностью. 
 Пламенный Леопольд Гюго завёл любовницу. Семья распалась, супруги разъехались. Софи, женщина с сильным бретонским характером, не пожелала терпеть обычное для того времени "раздвоение" мужа и выговорила детей себе. Виктора воспитывала мать.
Виктор по уши влюбился в соседскую дочку Адель Фуше - буржуазную благопристойную девицу из весьма состоятельного семейства. Роман завершился счастливой свадьбой. Свадьба была омрачена скандалом, учиненным также влюбленным в Адель братом Гюго Эженом, на следующее утро лишившимся рассудка.
Адель Гюго-Фуше
Адель Гюго-Фуше
Адель Гюго-Фуше стала единственной законной супругой будущего великого поэта, матерью его детей. И жертвой своего гениального мужа. 
Адель Гюго не хотела погрязать в семейных хлопотах и падать лицом в пелёнки. У неё было собственное представление о достойной жизни и высоких отношениях, в то время как муж то и дело норовил затащить её в спальню. Ему это часто удавалось - в короткое время супруги Гюго обзавелись четырьмя детьми.

Как это обычно бывает, на сцену явился друг семьи, литератор Сент-Бёв. Именно в нём Адель Гюго увидела свой идеал мужчины, поклонника-вздыхателя и единомышленника. А Виктор, всё видя и понимая, не стал монашествовать и обзавёлся любовницей - Жюльеттой Друэ. 
Жюльетта Друэ
Жюльетта Друэ
 К Жюльетте Друэ было обращено большинство стихотворений Гюго, и верность ей он хранил в продолжение более чем тридцати лет. С другой стороны, он не позволял своей жене Адели подобную свободу отношений с ее любовником, критиком Сент-Бёвом.
 Жюльетта, в прошлом натурщица смелых поз и посредственная актриса, была женщиной очень красивой и чувственной. Виктор сходил с ума от того, что они с Жюльеттой вытворяли наедине. Боязливая покорность и нескрываемое равнодушие супруги к радостям любви не выдерживали сравнения с весёлой вседозволенностью. 
 Гюго тиранически приватизировал подругу. Снимал для неё жильё, оплачивал расходы, требовал послушания. Жюльетта не имела права появляться где-либо одна, ей запрещалось одной даже выходить на улицу. 
 Они оставались вместе всю жизнь. Жюльетта сопровождала Гюго в дальних поездках, последовала за ним в политическое изгнание на остров Гернси. Она не требовала от него брака, зная, что Гюго никогда не согласится развестись с женой. Не требовала устроить жизнь её единственной дочери Клер (отцом которой Гюго не был). В затворничестве по прихоти любовника она провела десятилетия, сносила его выходки и терпела его охлаждения. Она стерпела даже его параллельное увлечение особой по имени Леони д'Онэ, из-за которой поэт едва не влип в пренеприятнейшую историю... 
 Со своей стороны Гюго, часто выглядевший весьма некрасиво по отношению к Жюльетте, никогда не намеревался с ней порвать, всегда возвращаясь под привычный кров. На их последнюю годовщину Гюго подарил любимой свой снимок с подписью: «Пятьдесят лет любви - вот самое прекрасное супружество».
 Великий поэт, "наиболее француз из всех французов", щедрый и скаредный, верный и ветреный, милосердный и гневный, никогда не был замечен в грехе преднамеренного злодеяния. Прожив жизнь святого грешника, он расплатился за свои метания, измены и раскаяния полной мерой. Одна его дочь погибла в кораблекрушении. Другая, не сумевшая выйти замуж, на этой почве тихо помешалась. От сердечной болезни в 1868 году умерла жена. Жюльетта Друэ скончалась в 1883-м. Смерть унесла и обоих сыновей Гюго. «Черный свет» не раз обжигал его страждущую душу... На старости лет он остался одиноким дедом внука Жоржа и внучки Жанны. Он был заботливым отцом и дедушкой. 
Литературный труд давал фантастические доходы, но он не был скупым - каждый понедельник устраивал обеды для 40 бедных детей.
Во все времена огромный интерес вызывала личность писателя-трибуна. Гюго был физически силен, вынослив, неимоверно трудолюбив. Когда на 72-м году жизни у него заболел зуб, удивленно спрашивал: «Что это такое?» 
Виктор Гюго
 В свой последний, 1885 год старец Гюго не только целовал ручки и отвешивал дамам комплименты, но и вполне ещё мог показать "небо в звёздах" - тому есть свидетельницы. 
Гюго возродил французский язык, смело употребляя разговорное просторечие, раскованный синтаксис, цветистые сравнения и богатые метафоры. Он заговорил с народом языком народа. И, по-видимому, имел все основания утверждать: «Есть только один классик в нашем столетии, единственный, вы понимаете? Это я. Я знаю французский язык лучше всех... Меня обвиняют в том, что я горд; да, это правда, моя гордость - это моя сила».
Он был пророком республики, рыцарем Франции. Но Виктор Гюго - еще и гражданин мира. Ведь это он был председателем первого международного съезда друзей мира в Париже, провозгласив «идею мира во всем мире».
И когда 22 мая 1885 года «великий старец», уронив последнюю, исполненную какого-то жуткого, мистического содержания предсмертную фразу: «Я вижу… черный свет», заснул вечным сном, большая нация достойно почтила своего Сына. За его гробом, установленном на катафалке для бедных (последняя воля покойного), шла двухмиллионная процессия. Поэт, как писали биографы, победил на поле славы своего соперника - императора Наполеона.

 Вечное упокоение Виктор Гюго обрёл в Пантеоне, рядом с другими великими французами.