понедельник, 18 апреля 2016 г.

«Принцесса Клевская» госпожи де Лафайет

В последнее время я все больше обращаюсь к популярным современным авторам и их произведениям. Сегодня остановлюсь на "Принцессе Клевской" госпожи де Лафайет. Тем более что это первый психологический роман, ставший основоположником жанра. Популярность этого романа связана с не такими давними событиями 2006-2008 гг. во Франции. 

Как известно, чтобы получить определенные должности (особенности государственных служащих), французы сдают экзамены. Среди прочих вопросов есть целый блок о культуре страны, к которому прилагается список обязательных к прочтению литературных произведений. Во время президентской кампании Николя Саркози и затем, когда он уже стал президентом, он раскритиковал роман «Принцесса Клевская» госпожи де Лафайет. Критика его сводилась к тому, что «Принцессу Клевскую» надо исключить из университетской программы и даже не столько из университетской программы, сколько из проходящих во Франции тех самых экзаменов на занимание различных должностей. Потому что читать этот роман, безусловно, трудно, он очень над ним мучился. Прибавила ли подобная критика популярности Н. Саркози неизвестно, а вот популярность романа стала набирать обороты. Во Франции началось огромное движение в защиту романа. Кроме того, страшно повысились продажи, были устроены публичные чтения «Принцессы Клевской» на площадях Парижа и других городов.

Почему же этот знаменитый роман XVII века так важен для истории французской литературы и культуры? 


Это первый психологический роман (что я уже подчеркивала). 
Кроме того, роман в XVII веке - это во многом (хотя и не исключительно) женское творчество, и женское чтение. В XVII веке было слишком много писательниц-романисток, но только госпожа де Лафайет вошла в университетскую программу. До появления этого произведения роман имел определенную структуру, т.е. так называемую модель «роман-квест», «роман-поиск», «роман-путешествие», когда персонажи идут и с ними что-то по дороге происходит. То есть это, в сущности, серия эпизодов. Мадлен де Скюдери дополнила эту структуру диалогами, разговорами. В первой половине XVII века, французская публика открывает для себя удовольствие от беседы. И беседа становится одной из главных культурных ценностей. И до наших дней французы говорят, что главное, что есть в их культуре, - это умение разговаривать, умение общаться друг с другом. Романы тогда начинались с описания трагического события, герои занимаются поиском друг друга и при этом огромное количество персонажей ведет бесконечные беседы и обсуждения различных событий. Среди множества подобных романов появляется "Принцесса Клевская", в которой одна героиня, один сюжет и, вместо того чтобы показывать ее приключения и бесконечные испытания, которые выпадаютей на долю и долю ее возлюбленного, автор показывает то, как меняется героиня на протяжении романа. 


Эту схему впервые и начинает разрабатывать госпожа де Лафайет. Она сначала показывает героиню, которая ничего не знает, которая не знает света, которая не испытывает никаких сильных чувств, которая полностью повинуется матери и выходит замуж просто потому, что ее выдают замуж за этого самого принца Клевского, которого она не любит. Но потом, уже после замужества, она встречает героя, к которому начинает испытывать нежные чувства, чрезвычайно мучающие ее. В конце умирает муж, и вроде бы между возлюбленными нет никаких материальных препятствий для того, чтобы они поженились, для счастливого финала. Но есть внутреннее препятствие, поскольку она не может преодолеть некоторые психологические проблемы, вызванные кончиной мужа, в которой она винит себя, и поэтому счастливого конца нет. Герой и героиня расстаются, и расстаются навеки. Эта схема, не имеющая чистого финала, не имеющая сказочного, хорошего финала, который мы обычно ждем в романе и который читатели того времени ждали в романе, и повествование, полностью посвященное истории внутреннего развития героини, - вот в этом была новизна этой структуры. И эта структура, как и сам роман, была настолько нова, что даже не ассоциировалась с романом. 

Госпожа де Лафайет, когда ее спрашивали о том, что это такое, как назвать этот текст (она всю жизнь отрицала, что она его написала, роман был опубликован анонимно, и она никогда не признавалась в авторстве, хотя никаких сомнений нет, что она автор), писала о том, что это не роман, а мемуары.

Вот так психологический роман возникает на переосмыслении не только повествовательного жанра, но и того, что такое история и что достойно истории. Госпожа де Лафайет не только придумывает психологический роман, а она одновременно создает современную модель исторического романа.

Разве это не повод прочитать (или еще раз перечитать) роман?